Стихи Виолетты Красневской




Каждая серебряная нить
В волосах под гребешком широким
Будет долго в моем сердце ныть
«Самобичевательным» упрёком.

Каждая морщинка вокруг глаз —
Возраста и боли паутина —
В мою душу настом улеглась,
Будто я в годах твоих повинна.

Каждая мозоль и каждый шрам —
Их уже и время не излечит —
Виновата я и в этом, мам...
Только бы расправить твои плечи.

Я готова на себя принять
Все грехи, что вольно иль невольно,
В жизни совершила моя мать...
Я смогу, а с матерей довольно.

Только бы успеть вернуть долги,
Только бы сказать, что не сказала...
Так что, мама, силы береги, —
Мне
для исповеди
жизни
будет мало...



***

Сдувая пушистую чёлку,
склоняясь над чистым листом,
Задумчиво точит девчонка
Обломанный грифель простой.

Что ляжет на белое поле:
тюльпаны, собака, дома,
Деревья, принцесса, гондолы?..
Пускай выбирает сама.

Вот тронулась медленным вальсом
рука, набирая кураж...
Танцует уверенно в пальцах
надёжный партнер — карандаш.

Ложатся счастливым сюжетом
на лист молодые мечты:
Весны золотые рассветы...
в руках у невесты цветы...

Несётся щенок лабрадора
за красным с полоской мячом...
За кованым низким забором —
старинный ухоженный дом...

Ленивые волны прилива...
приморский вечерний пейзаж...
И осенью томно-дождливой
красивых картин вернисаж...

>>>>>>>>>>><<<<<<<<<<<<<<

Я знаю, уверена, дочка,
сюжеты рисунков твоих
Когда-нибудь сбудутся точно,
в реальность мечты воплотив.



***
Чужие окна привлекают тайной:
игра теней, искусство пантомимы...
Обрывки пьес (пока дождусь трамвая)
я наблюдаю... В каждой — своя «прима».

Вот огонёк рисует силуэты,
мелькнёт—исчезнет, вдруг запляшет нервно...
В окно струится дым от сигареты,
вливаясь призраком в сюжет вечерний.

Вот серой тенью кошка гибко тянет
дугу спины за рамами двойными...
Цветок в горшке её трофеем станет —
вполне созрел салатик витаминный.

Вот женщина взялась за край портьеры,
задёрнула её наполовину...
Вдруг замерла.... потом рванула к двери...
Так ждут звонка любимого мужчины.

Вот вспыхнул свет неоновый на
первом,
потом погас... и так четыре раза.
Сигналы Морзе учит внук, наверно,
а дед кричит: «Свет не пали, зараза!»

А вот трамвай звенит, прохожих строя,
спугнул «вуайеристку поневоле»...
Приду домой — сперва окно закрою...
потом спрошу у дочки: «Ну?.. как в школе?..»


***
Вот же оно — счастье! —
рядом с вами спит...
На щеке фломастер
до конца не смыт.

Вот же оно — счастье! —
прячет в лапах нос...
Кот тигровой масти
гордо мышь принёс.

Вот же оно — счастье! —
за твоим окном...
Стройный клён гривастый
в цвете золотом.

Вот же оно — счастье! —
лет минувших хит...
Вечер долгий скрасят
Queen и Uriah Heep.

Вот же оно — счастье! —
книжек плотный ряд...
Драмы, фарс и страсти...
те, что «не горят».

Вот же оно — счастье! —
в вазе пьёт пион...
Да, пускай нечасто,
но приходит он...
»»»»»»»»»»««««««««««««

Но на то и люди:
— Счастлив?
— Как сказать...

...нам до счастья будет
вечно не хватать....



***
Встречаешь живой закат
у берега Мёртвого моря...
Соленою галькой шуршат
сандальи приспешника Торы...

Смотрю на осенний снег,
на форточке бархатный иней...
Я знаю, уныние — грех
(четвёртый, вроде бы, в Библии).

Вернись и меня воскреси,
спаси от тоски и боли...
На сердце водой плесни.
Живою... Из Мёртвого моря...


***

Устала... устала...
как мантру шепчу.
Подковы губ алых
задули свечу.

Бывает... бывает...
душа к темноте
уже привыкает.
Стрела от ногтей

Саднила... саднила...
тройной полосой.
Ногами по илу
ступаю босой.

Как зыбко... как зыбко...
полмили по дну.
Упрямо улыбка
открыла десну.

Отпустит... отпустит...
и я отпущу.
Душа просит грусти —
вот я и... грущу.


***
Порою нам сказать так много надо,
что все слова теряют вес и смысл...
Внутри — эмоций взрыв и канонада,
снаружи — лишь дыханья тихий свист.

Не видно глаз — помощников надёжных,
эфир трещит цикадами помех,
И слушать их до боли невозможно, —
как мстительный, глумливый чей-то смех.

«Скажи...» — и ждёшь то кодовое слово,
что стало пропуском в уставшие сердца...
Глубокий вздох... и оживают снова
пять букв спасительных от боли без конца.


***

Закрыты грустные глаза,
Подрагивают веки нервно,
Из-под ресниц бежит слеза...
Тревожный видишь сон, наверно.

«Не плачь, - чуть слышно прошепчу, -
Всё понарошку, это грёзы...»
Поглажу нежно по плечу
И поцелуем вытру слёзы.

Тихонько посижу в ногах,
Руками обхвативши плечи...
Так тихо... слышно пульс в висках.
Люблю тебя. Ты мой. До встречи.


Редактор Татьяна Крымова
Buy for 20 tokens
Семья Черкасовых - обычная российская семья . Игорь Владимирович всю свою жизнь работал сварщиком. Учился в г. Москва, СПТУ-128. Сначала работал на судоремонтных заводах в городах Камызяк и Астрахань. Последнее время работает на себя неофициально. Начинал с простых изделий, затем потихоньку…
(Anonymous)
Вижу, что для тебя рифмовать мысли есть очень серьезное занятие, посему от серьёзного комментария воздержусь.

А написание мыслей очень приветствую...))
Я...