Kirill Batya (postoronniy_70) wrote,
Kirill Batya
postoronniy_70

Categories:

Вера Дробинская. Тихие рассказы. Малые сии

                                                                                     
                                                                                                                         Рисунок Тавифы Дробинской

          Продолжаю про неудачников.
          В 1982 году я поступала в медицинский институт. Это было заведомо почти безнадежное мероприятие. Из всех моих знакомых в первый год не поступил никто. Нет, поступил мой брат, но считалось, что парням было проще. И то ему было очень трудно.
Мои две старшие сестры, которые намного умнее меня, не поступили в первый год. Им пришлось добиваться учебы на врачей долго и трудно. Поэтому у меня не было иллюзий.
Наша мама по жизни придерживалась некоторых принципов. Один из них был - учиться самим. Никакого блата, никаких взяток, никаких бонусов. Она говорила - “ Надо знать требования и следовать им”. И вот она, зная требования по предыдущим поступлениям, стала готовить меня. Мои близкие родственники – мама, две сестры и брат, садились вокруг стола и начинали меня экзаменовать.
- Водоросли. Что вы знаете о водорослях?
- Абитуриент, это никому не интересно. Это не то, что требуется. Идите, два.
- Земноводные. Отвечайте.
- И что? Мы вас про земноводных спрашиваем. Вы не ответили.
И в таком стиле. Они перебивали меня, пытались сбить с толку,
требовали сухой и сжатый ответ – таблицы, схемы, определение – всегда начинать с определения, потом показать схемы или таблицу...
- Пойми, двести человек ему надо выбрать из пятисот, и это за два дня, ему надо вот эту ерунду, которую ты рассказываешь?
           Я заканчивала медицинское училище. Экзамены были мне привычны – каждые полгода по четыре-шесть дисциплин, медицинских и общешкольных. Училась я легко, экзамены были устные, сдавала всегда на отлично. “Такие и проваливаются на вступительных экзаменах” - скептически говорила моя мама, которая считала, что знать много нужно, но нужно в первую очередь знать требования и выполнять их, а отличники это не умеют.
Потому что отличники привыкли нравиться. А тут никто никому не нравится.
        Мой путь был не совсем стандартным – после восьмого класса я пошла не в девятый и, как тогда говорили, - “на медаль”, а в медучилище на медсестринское отделение. Связано это было с серьезным стрессом, который произошел со мной в начале восьмого класса. Я очень любила собак. Иметь овчарку было моей мечтой. В то время чтобы иметь служебную породистую собаку надо было быть членом клуба ДОСААФ и пройти курсы собаководства. Я прошла их, как всегда, на отлично, и мне был положен щенок без очереди. Но когда мне сообщили, что родила овчарка, и что скоро будет такая возможность забрать щенка, моя мама сказала, что у нас нет денег на дорогую собаку. Я была расстроена, но мои родители всегда серьезно относились к нашим увлечениям. Пока я раздумывала над планами скопить сумму на щенка, мама устроила любимый ею семейный совет, где стала спрашивать всех нас, правильно ли покупать собаку, когда вокруг полно бездомных...На удивление меня поддержали. Вечером я получила список дел на руки, которые я должна была выполнять в течение трех месяцев, если я хочу собаку. В основном это было что-то типа “мыть посуду и полы”.
          Но...Неожиданно я получила письмо от хозяина лучшей овчарки клуба – Герды. Хозяин писал мне, что услышал, что у меня нет денег, и что он подарит мне одного щенка. Что он и сделал, позволив мне первой выбрать лучшего кобелька из помета. Так я стала хозяйкой Гора, и это было прямо сказкой. Он рос отлично – дрессировался, набирал стать. Но...летом его украли – ему было шесть месяцев, он был еще щенок, и ночью к нам залезли во двор и стащили его.
Я превратилась в призрак – я часами, неделями бродила по дворам и домам и искала его. Я не могла смириться, что он ушел из моей жизни...Школа началась, но мне было не до нее. Я все забросила. Первая четверть прошла вообще мимо меня, оценки стали плохие. И вот учителя сообщили моим родителям, что их дочь вообще не ходит на занятия. Пришлось ходить. И где-то перед Новым годом на учительском собрании я услышала, как наша классная со смехом говорила родителям, что “представляете, она ищет собаку!”
           В один момент я вдруг поняла, что в школе мне делать нечего. Я возненавидела внешнюю форму, которой так много в школе. И решила уйти после восьмого класса. Учеба давалась мне легко, я быстро выровнялась до привычных отличных оценок, с целью закончить хорошо и поступить в училище без экзаменов. Но щенка я так и не нашла, и это осталось первой тяжелой раной. У меня испортился почерк, до этого он был лучшим в классе, но теперь я писала так, что никто не мог разобрать – все сливалось в волнистую линию. Отец сказал мне, что красиво писать не обязательно, но надо писать понятно – я стала с трудом выводить почти печатные буквы. С тех пор у меня так и не установился почерк, до сих пор я пишу все время по-разному, в зависимости от ситуации и настроения. Тогда же я не смогла учиться в художественной школе. Я закончила ее просто как автомат, рисовать я больше не могла – я ненавидела мои рисунки, я не видела оттенков для живописи, рисунок меня бесил.
Школа казалась мне фальшивой, учителей наши личности не интересовали...Главное, что есть в нас, наша внутренняя жизнь, это школа не принимает.
           Но еще лет в пять я решила стать детским врачом, и отказываться от этого я не собиралась. Поэтому я решила пойти в медицинское училище, закончить его на отлично, что было мне вполне реально, и поступить в институт потом.
Учиться на отлично означает не только ум. Это означает понравиться преподавателю, угадать, что нужно написать на следующей контрольной, это означало ненавидимую мной внешнюю форму. Для себя я решила, что получив красный диплом и поступив в институт я перестану стремиться к пятеркам. Я буду учить то, что считаю нужным, я не буду смотреть в глаза преподавателю, я не буду нервничать от того, что получу на экзамене. Я буду собирать суть и смысл, не форму.
Училище я закончила, но сам процесс мне до смерти надоел, я хотела работать. Работа медсестрой мне нравилась, распределение (нас тогда распределяли) было весьма заманчивым для моей романтичной натуры – в реанимации больницы Скорой помощи. И я заявила, что поступать не буду, год поработаю. Наша мама никогда не падала в обморок от наших решений. Она сказала спокойно – “Ты все равно не поступишь, потому что никто не поступает с первого раза. Попробуй. Просто будет опыт. Ты будешь знать требования”.
           И вот я стала готовить биологию, которая была профильной. А мои брат и сестры во главе с мамой каждый вечер устраивали мне вступительный экзамен.
- И что, абитуриент, так и будете мямлить?
- Извините, но я так и не услышал от вас, для чего нужны почки в организме.
- Если вам верить, что надпочечники это вот это самое, то на вас крикни из-за угла, и вы умрете.
И в таком духе. Я предупредила всех в семье, что все равно не поступлю, и чтоб никто за меня не переживал...для себя я еще решила, что если не поступлю в этом году, то подумаю насчет юридического, а может, все же туда... И в назначенным день, выспавшись и хорошо позавтракав я двинулась в сторону приемной комиссий. Кроме экзаменов надо было пройти собеседование. Сперва было все хорошо, худой мужик в черных пластмассовых очках смотрел одобрительно и говорил, что я человек определившийся, и им такие и нужны....пока не рассмотрел в заявлении, что я не комсомолка. Тогда он прямо рассвирепел. Оказалось, это парторг факультета. Но не принять документы он не мог, поэтому просто зло посмотрел на меня и что-то там нацарапал неодобрительное. Мой священник успокоил меня потом – Им даже интересно будет, как вот это умная, приятная...и не комсомолка.
          Я подъехала на экзамен уже в конце, чуть не опоздала, получила билет, который дочитывала на ходу в автобусе, нарисовала на листке схему и таблицу, написала определение позвоночных и нацарапала строение альвеол легких. Преподаватель одобрительно рассматривал мой листок, поправил рисунок альвеол, сказав, что в школе учат так, но точнее все устроено вот так – Видите, как красиво!
Потом он взял мою абитуриентскую книжку и что-то старательно закрыв рукой рисовал. Потом показал мне красивую пятерку и пожелал встретиться со мной уже на курсе. Я вышла слегка опьянев от ситуации. Я поступила. С одним экзаменом. Получив пятерку.
          Дома все пили чай. Меня никто не спрашивал, как я сдала. Они продолжали начатый разговор. Я налила себе и села.
-Ну как сдала-то, - спросила сестра с виду равнодушно.
-На пять...
Они закричали от радости, попытались меня поднять в воздухе, брат спокойно сказал – А я знал.
Я думала – не может быть, чтобы это я...просто у них были лишние пятерки...просто конкурс был небольшой....
Но уже позже на учебе брат мне рассказал, что слышал, как преподаватель по гистологии, а это был мой экзаменатор, рассказывал про абитуриентку, которая явно выше обычного уровня – Это не ваша родственница?
И вот я это к чему все рассказываю? Не чтоб похвастаться. А чтоб сказать, что я восхищена была моими сестрами и братом, которые не ревновали или завидовали, которые щедро поделились своим опытом, неудачным, больным и горьким, и дали мне возможность этим победить. Это была очень радостная победа. И то, что они меня поздравляли, мне добавило радости.
Наши неудачи могут стать очень хорошим фундаментом для того, кто будет строить дальше. Если мы не будем стыдиться или злиться, а просто расскажем, как было.
          Много позже в институте я вдвойне уважала преподавателей-практикующих врачей, которые рассказывали о своих таких горьких и страшных ошибках, не боясь осуждения, а “чтобы вы этого не повторили”.
Я думаю, надо каждому из нас иметь возможность рассказать о себе и о том плохом, через что пришлось пройти, не боясь осуждения, для того, чтобы тот, кто пойдет за нами, сумел победить.
Я все же вырастила другую овчарку. Она прожила с нами десять лет. Я до сих пор люблю собак. И до сих пор мне тяжело смотреть на детскую фотографию, где я в обнимку с Гором.
Tags: Вера Дробинская, литература, проза, рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “Вера Дробинская” Tag

promo postoronniy_70 april 2, 2019 17:43 2
Buy for 20 tokens
Книга вышла в издательстве Ridero. Эти стихи мы уже печатали в нашем совместном, с Татьяной Крымовой, блоге. Теперь это официальное издание. Это дань памяти нашему другу. Приобрести электронный или бумажный вариант можно по ССЫЛКЕ.Книгу можно купить так же на litres.ru и ozon.ru.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments