Трудности перевода. Часть 1.

Под редакцией Татьяны Крымовой
   
                                     

                                                                                                                            Армения
                                                                                 
          Все же молодец Горбачев. Объявил гласность, тем самым фактически признав, что свободы слова в СССР нет и, в ближайшем будущем, не предвидится. Есть только гласность - возможность болтать открыто обо всем, что в приходит в голову, но при одном условии - если болтовня не противоречит закону. А закон у нас со времен Ивана Грозного был, что дышло. Видать, за то царю-садисту и памятник недавно открыли: заложил основы российского права.
Кстати, пока не забыл: в Москве, вроде сегодня, памятник князю Владимиру водрузили на постамент.   Ставили ночью. Он же "Красно Солнышко", значит, все будет видно, как днем. Ключевое слово здесь - "красное". Русичи не шибко-то хотели обращаться в христианство. А тогда знали только один способ решения проблемы неповиновения. Корректно будет сказать, что число жертв Владимира и его подручных, христиан-палачей, было "очень большим". Большим, в процентном отношении к числу населения России-Руси, чем во времена Сталина-Гитлера. Это мнение некоторых историков. Однако, памятник водрузили. Далее следует мой "непереводимый русский фольклор".
          Я предвижу возражения:
1. Ты не историк и не лезь со свиным рылом в калашный ряд!
2. В Европе не сносят памятники царям, даже кровавым. Там это просто часть истории.
          Отвечу:
1. Да. Я не историк. Однако, я пока имею право на свое мнение. Простое мнение: не надо пользовать историю, как придорожную шлюху.
2. Да. В музеях Германии "Майн Кампф" мирно соседствует с копией советского "Бурана". Мой друг niskinfoto не даст соврать. Но в Европе более ста лет не ставят памятников королям-тиранам. Бастилия давно разрушена. Все монументы времен гитлеризма уничтожены. А в России бюст Сталина готовы расцеловать в энное место. Хорошо, что это только бюст.
          А теперь снова возвратимся к Горби...

          Вслед за гласностью пришел, хоть и кастрированный, но, все же, парламентаризм. В России появился парламент, а в парламенте естественно появился спикер. Сегодня слово "спикер" общеупотребительное. А тогда это был глоток свободы: водку отняли, и подарили "веселящий газ". Парламент - это из французского. "Спикают" англоязычные. Наверно хорошо, что тогда мы с Китаем не побратались: писали бы сегодня с китайским акцентом кошмар всех дикторов времен СССР в русской транскрипции: "Товарищ Ху (долгая пауза) Яо Бан". Ну да хрен с ним, с французско-нижегородским. Главное - прошли действительно свободные выборы. Правда тогда и Жиря впервые всплыл, но этого никто не унюхал. Народ радовался, капээсэсовцы вздыхали. Это можно было бы назвать паритетом, если бы не одно "но": КПСС не была партией по сути. Это была государственная машина, не имевшая и не имеющая аналогов в мировой истории. Государственный аппарат, превосходящий могущество и древнего Рима, и гитлеровской Германии. Машина-монстр, сметающая все на своем пути. И этот бульдозер-молох вдруг наткнулся на нематериальную преграду - волю народа СССР. Что бы не утверждали новоявленные российские социологи и политологи, но тогда мы еще были единым народом, хоть и называли друг друга часто нелицеприятно. Я идеализирую? Вспомните Чернобыль.
          Но самый яркий пример - катастрофа в Армении. Один из основателей службы спасения в СССР, ученый-физик Владимир Толмачев, активист Евромайдана, был убит 22 февраля 2014 года в Харькове при террористическом акте. Один из кусков  арматуры, которыми было начинено взрывное устройство, разорвал его сердце. Владимир оказался в Спитаке одним из первых. Скольких он спас и скольких похоронил - неизвестно. Такие люди не выставляют подвиг на показ. О том, кем он был, я узнал от его друга. Сразу после убийства. Вечная память...
          Да. Мы были единым народом, ругая друг друга чурками, москалями и жидами. Потом случился 90-й. Именно случился. А в 91-м "детская неожиданность" нового режима стала издавать весьма неприятный запах. Так было до 4 октября 1993-го. Этот день стал последним днем России, как единого общества.
                                                                                                                                                                                                        Продолжение следует.

Posts from This Journal by “Трудности перевода” Tag

  • Совок

    В начале 90-х я очень жалел о распаде СССР. Сегодня я искренне радуюсь этому событию, но радость, как и любая физическая величина, конечна. Совок…

  • Трудности перевода. Часть 2.

    Под редакцией Татьяны Крымовой Сторонники РНЕ перед штурмом Белого Дома Можно долго спорить о том, кто был правее: марионетка Ельцин, или…

Buy for 20 tokens
Семья Черкасовых - обычная российская семья . Игорь Владимирович всю свою жизнь работал сварщиком. Учился в г. Москва, СПТУ-128. Сначала работал на судоремонтных заводах в городах Камызяк и Астрахань. Последнее время работает на себя неофициально. Начинал с простых изделий, затем потихоньку…
мне кажется что Горбочёв был слабым политиком, но хитрожопым, отчего и история приобрела такой кульбит...
По моему, Горбачев в конце попытался действовать чужими руками. "Путч" был инсценировкой. Не доказано, что землетрясение в Армении было применением тектонического оружия, но это пока и не опровергнуто. И опровергать никто особо не старался.
Кровавое подавление выступлений в Прибалтике и в Грузии мог санкционировать только Президент СССР - речь шла о применение боевого оружия против мирных граждан. Но, как ни странно, все это сошло Горбачеву с рук. Отправили на политическую пенсию и только. А аналогии я проведу в следующих частях.

Edited at 2016-10-17 10:11 am (UTC)