Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Похуй!

        Мне иногда намекают на то, что я подражаю Невзорову. Сказки. Ловлю себя иногда на мысли, что это Невзоров "сорвал у меня с языка": просто мы мыслим, во многих случаях, одинаково, а сарказм, он и в Африке сарказм. Хотя не буду отрицать, что программы Невзорова обогатили мой язык.

        Сегодняшнее сравнение гаранта со ссущим, из под купола цирка, бобром, вроде и недостаточно едкое, но довольно точное: я имел некоторое отношение к цирку и знаю, что когда животное загоняют на качели, на высоту, хотябы, метров пяти, то нагадит оно обязательно. А если животное загнать на Спасскую башню, и заставить оттуда вещать про мироустройство, про будущее Росии, и про всякий подобный бред, то в испаражнениях может потонуть не только Дом-Книга, но и Эверест. Сегодня это несчастие и случилось.

        Я бы не стал принимать всерьез это послание, кроме одного пункта: законы России будут иметь верховенство над мировыми. В переводе на русский, это звучит так: "Нам по хую Страсбург, нам по хую Гаага, нам все по хую! Рабам жалиться нельзя! Никому!"

         Вот потому это послание и есть суть госпереворот - Россия вернулась к глухому совку, с чем вас и поздравляю.

promo postoronniy_70 april 2, 2019 17:43 2
Buy for 20 tokens
Книга вышла в издательстве Ridero. Эти стихи мы уже печатали в нашем совместном, с Татьяной Крымовой, блоге. Теперь это официальное издание. Это дань памяти нашему другу. Приобрести электронный или бумажный вариант можно по ССЫЛКЕ.Книгу можно купить так же на litres.ru и ozon.ru.
Вера, дети

Вера Дробинская. Тихие рассказы. Поездка к отцу Станиславу

     Это был 1986 год. Я училась в Астраханском медицинском институте. Священников была мало. Таких, к которым можно было вообще прийти и поговорить, я не знала ни одного, кроме отца Александра Меня. Если я слышала, что где-то появился священник, готовый говорить с людьми, выслушать, понять и что-то посоветовать, я всегда пыталась к нему попасть.
          И вот кто-то из моих друзей и сестер рассказал про отца Станислава в Литве, католического священника, друга отца Александра. По их рассказам к нему можно было приехать в любое время, остаться ночевать, общаться, говорить о проблемах. Он был уже пожилой, ему было семьдесят, но полный сил. Он пережил десять лет лагеря за свои убеждения.
          В общем я решила съездить к нему во время зимних каникул.
          В Москве моя сестра дала контакты своей подруги в Вильнюсе, до нее надо было доехать, а она расскажет, как добраться до отца Станислава. Он жил на маленьком хуторе, Побярже, ехать надо было с несколькими пересадками, потом долго идти пешком.
Я выехала из Москвы, после обеда на следующий день добралась до подруги моей сестры, у нее переночевала. Подруга все сокрушалась, что только недавно вернулась из Побярже - “А то я бы тебя сама проводила”
          Она жила со своей пожилой мамой, которая с трудом говорила по-русски, но живо интересовалась моей поездкой.
          Мне очень подробно рассказали, как ехать – сперва на поезде до Каунаса, потом до какого-то села на автобусе, а потом еще на один автобус, который едет мимо Побярже, но от него еще три километра пешком. Подруга предупредила, что в Каунасе не любят русских и отвечать мне будут по-литовски. Меня это напугало – литовский мне был совсем чужим, ни одного звука знакомого. Подруга переживала – путь был неблизкий, была зима, страна чужая, как я там доберусь...
        
Collapse )

Песня о ядерной бомбежке Америки и негров, под куполом Исаакиевского собора, в честь 23-го февраля

        Ребят. А это ни хуя не фейк. d_white1967 и lactoriacornuta,что скажете? Каков слог! Каков хор, ебать его в рот! Черный пиар иногда сильнее стандартных рекламных ходов. Но мне что-то подсказывает, что этот хор и в России теперь пригласит только очередной отставник - директор филармонии уездного энска.

Текст песни:
На подводной лодочке с атомным моторчиком
Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн
Пересек Атлантику и зову наводчика:
"Наводи, говорю, — Петров, на город Вашингтон!"
Тру–ля–ля, тру–ля–ля,
Все могу за три рубля!
Здравствуй, новая земля
Неприятеля!
И на самолетике сверху друг мой Вовочка
Не с пустыми люками в гости прилетел,
На подводной лодочке да с атомным моторчиком
Экипаж веселую песенку запел.
Тру–ля–ля, тру–ля–ля,
Можем все за три рубля!
Ты гори, гори земля
Неприятеля!
Сладко дремлют в Норфолке огоньки по берегу,
Спят усталые игрушки, негры тихо спят,
Ты прости, Америка, хорошая Америка,
Но пять сотен лет назад тебя открыли зря.
Тру–ля–ля, тру–ля–ля,
Все могу за три рубля!
Пополам гори земля
Неприятеля!

Григорий Марговский. "В ДВУХ СЛОВАХ О СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ"

                                                                         
            Если где-то ни в грош не ценят человеческую жизнь, эта страна неизбежно развалится.

           В 84-ом году я очутился в Волгоградском учебном полку. Нас вроде бы готовили в железнодорожные диспетчеры, но фактически лишь муштровали на плацу. В те редкие часы, когда мы сидели в классе, сержант Кузьменко раздавал всем Устав внутренней службы и заставлял тупо зубрить один и тот же абзац. Совершенно случайно, в парте, я обнаружил старый номер "Иностранки", где была напечатана пьеса Кобо Абэ "Рабы". Сюжет настолько подходил к ситуации, что совпадение казалось невероятным. Используя весь свой артистизм, я изображал покорного дебила, впивающегося в каждую букву скалозубовой белиберды, а на самом-то деле, скосив глаза, контрабандой подпитывал свой интеллект.

           Вдруг начальство послало меня в клуб: полковому художнику требовалась помощь. Андрей Булах, так его звали, оказался на редкость дружелюбным парнем, из интеллигентной ленинградской семьи. Целый день мы набивали тампонами по трафарету профили мудрых вождей, скрипели плакатным пером, и мой новый приятель поведал мне следующую историю. В его роте был солдат, здоровенный штангист, родом из столицы. Москвичей вообще не жаловали, а тут ещё он поцапался со взводным: и тот заставил его, поздней осенью, в одной гимнастерке, бегать сорок кругов по стадиону. Стадион был огромный, ветер и дождь лютый, спортсмена прохватило, и он слёг. Сержант отказался класть его в лазарет, и к утру бедняга умер: выяснилось, что он страдал болезнью почек... "И тогда здесь, в клубе, провели большое собрание, - завершил свой рассказ очевидец. - Приехал замполит бригады. Полковник вышел на сцену и с досадой тряхнул чубом: эх, дескать, есть ещё у нас отдельные недостатки... хотя, конечно же, стране требуются воины, а не трупы!"

           Я писал домой: из учебки и из командировок, куда нас отправляли стоить пути - жарким летом, холодной зимой, в условиях голода, антисанитарии и непрестанных побоев. Мой отец, офицер советской армии с тридцатипятилетним стажем, быстро сообразил что к чему: к моменту распределения курсантов по батальонам, он примчался в Волгоград и презентовал командиру роты майору Пильщику бутыль белорусской "Зубровки" и две палки сухой колбасы: так я не поехал в Монголию, а оказался в родном Минске... Шесть месяцев я провёл в роте обеспечения, где, втайне от офицеров, новоприбывшие подвергались не меньшим издевательствам, чем в глухом сибирском углу. В какой-то момент нас заставили возводить девятиэтажный дом для офицеров: так военные решали свой жилищный вопрос. Один молоденький лейтенант, с тонкими чёрными усиками, отвечал за технику безопасности. В полдень ему захотелось хряпнуть "Жигулевского", и он отошёл к ларьку. В этот самый момент и лопнул трос. Некому было крикнуть: "Беги!" Коротышка-таджик, пыхтевший с лопатой в котловане, был расплющен гигантской бетонной плитой. Вечером следующего дня ко мне пришли двое армян и попросили: "Рашидик был хороший, да? Ты поэт, сочини стихи на могилу. Родители в Душанбе плачут, да?" Так я стал автором эпитафии, которую сегодня уже и не вспомню... А ещё через день я дежурил по штабу, и меня послали с пакетом к тому самому лейтенанту. Я постучал в дверь и увидел его в кругу подвыпивших сослуживцев. "В этом блядском Гомеле пиво такое хуевое!" - заранее переживал он. "Ничего, привыкнешь!" - подбадривали его собутыльники. Кажется, я как раз доставил ему приказ о о наложении взыскания: то есть о переводе из Минска в областной центр.

            В общем, вы понимаете: когда я наконец демобилизовался и в этот же самый день, 26 апреля 1986 г., громыхнул Чернобыль, я ничуть не удивился: потому что морально был к этому абсолютно готов.

Про путешествие из Щекино в Тулу. И про рабство в России.

Про путешествие из Щекино в Тулу. И про рабство в России.

А шо? Тут всего двадцать два километра "от вывески до вывески".) Случилось так, что мне срочно были нужны деньги, но они были в Туле. Занимать у соседей? Это можно, но мне было западло - итак в долгу как в шелку. Шел мелкий дождик. Я как в поэме Ерофеева - встал и пошел. Успеть надо было ко…

Posted by Кир Елистратов on 14 ноя 2017, 18:13

from Facebook

Про путешествие из Щекино в Тулу. И про рабство в России.

А шо? Тут всего двадцать два километра "от вывески до вывески".)
Случилось так, что мне срочно были нужны деньги, но они были в Туле. Занимать у соседей? Это можно, но мне было западло - итак в долгу как в шелку. Шел мелкий дождик. Я как в поэме Ерофеева - встал и пошел.
Успеть надо было ко времени. Иду, смотрю на часы в мобиле, и думаю - не успею. Однако дуракам везет - на большей половине обочин от Щекино до Тулы проложили асфальтированные пешеходные дорожки. Это сэкономило мне часа полтора. Я дважды курнуть не успел, как уже был на остановке "Ясная Поляна". Смотрю на мобилу - опережение на час. Потом, возле реки Воронки, были проблемы - до речки шел по обочине, тщетно уворачиваясь от брызг из под колес грузовиков. На мосту тротуар есть, но прохода к нему, через отбойники, нет. Пришлось перелезать (штаны завтра постираю). Потом опять ништяк. И так я оказался на Косой Горе. Смотрю на мобил - осталось два с половиной часа, а я уже рядом с целью. Притормозил, и это было моей ошибкой - пока шел быстро - взмок. А тут меня начал бить озноб. Ну, думаю, не хера! Раз в Шатске не замерз (поработайте электриком у станка при минус двадцати. Если бы не мой бывший босс Серега Тарасов, который меня, полуживого, оттуда на своем джипе вывозил, хоть не он мне эту работу предложил, я бы там и остался. "Подснежником".), то тут уж дойду! Плюс два - херня, хоть и мокрый был насквозь.
В "долине смерти" (это участок Щекинского шоссе прямо на выезде из Тулы) пришлось опять идти по трассе. Потому этот крутой спуск и подъем и прозвали "долиной смерти" еще в советские времена - по краям трассы сразу крутой обрыв глубиной метров пять минимум. Обгон там разрешен. Отбойники все помяты - дообгонялись. Иду и думаю - если сзади налетят, то и пикнуть не успею.
На полосе, что в Тулу, тормозит машина. Я не слышу, что говорит водила. Ору:
- Подожди! Сейчас вот этот *** проедет!
Подхожу.
- Куда идешь?
- Я уж пришел.
- Садись.
В тачке два фраера. Один в белом свитере, другой в черной куртке. Тот, который в белом:
- Я тебе работу хотел предложить.
- ???
- Ты кто?
- Электронщик.
- У меня работа для тебя есть.
- И что у тебя за работа?
- У меня бизнес. Надо за луком и другим ухаживать. Ну там открыть-закрыть. Еда будет. Спать тоже есть где. И сто грамм найдется.
- Мужик. Я ИП. А ходить - это мое хобби. Хочешь, запиши мой телефон. У твоего Айфона батарейка скоро сдохнет. Ему больше года. Я починю за скромную мзду.
- А мы тебя хотели отвезти, показать. Может тебе бы понравилось.
- А я бы хотел дойти в НИИ, в который собирался. Телефончик запиши.
- Да это херня. Ты сейчас исчезнешь, и все.
Черная куртка ситуацию просекла:
- Запиши телефон.
Белый:
- Тебе куда все же?
- В Басово. Я уже пришел.
- Ну пока.
Была паскудная мыслишка, поехать с ними. Я бы и с цепи сбежал - в Тульской, и не только, областях так часто рабов содержат, но тогда бы я остался без денег, а мои собаки без еды.
Я вылез из машины и поблагодарил, что довезли триста метров. Потом дошел до НИИ и встретил друга. И приехал домой.
Каша с курочкой собакам остывает.)

Пущино на Оке

Оригинал взят у pohtopuh в Пущино на Оке





История Пущинской усадьбы насчитывает более 400 лет. Впервые она упоминается в Писцовых книгах ХVI века как имение Агафона Даниловича Пущина - "...поместья за ним отца его половина сельца Пущина на реке на Оке, а в нем двор помещиков... ".
Со временем сельцо с усадьбой перешло во владение Арцибашевых. Отставной майор Я.И.Арцибашев выстроил себе двухэтажный с антресолями кирпичный дом с белокаменными деталями по фасаду.

Collapse )


Барсучья гора в Карелии — девять гектаров братских могил

Барсучья гора в Карелии — девять гектаров братских могил

История о неизвестном кладбище, которое открыл карельский исследователь Юрий Дмитриев

Posted by Кир Елистратов on 30 сен 2017, 12:20

from Facebook

Барсучья гора в Карелии — девять гектаров братских могил

Барсучья гора в Карелии — девять гектаров братских могил

История о неизвестном кладбище, которое открыл карельский исследователь Юрий Дмитриев

Posted by Кир Елистратов on 30 сен 2017, 12:20

from Facebook

"Курортный сбор" одобрен госдурой. Пиздец курортам Крымнаша

"Курортный сбор", точнее, туристический налог, существует во многих многих странах. Точнее, во многих, популярных у туристов, городах множества стран. Вот только "у врагов" этот налог идет в бюджет популярных у туристов городов, или курортов. И расходуется он на обеспечение путешественникам комфорта.
В Росси, как всегда, все через жопу: сбор-налог, как и при глухом совке, будет взимать государство. И использоваться этот налог будет, ясен перец, не для улучшения комфорта и привлечения туристов. Второго не может быть и в помине: турбизнес всех стран, без исключения, направлен на привлечение туристов из за ихнего кордона. Скажите пожалуйста: будут ли иностьранцы нарушать международные акты-законы, чвтобы погреть брюхо на пляжах аннексированного полуострова, который и субтропикам не относится. Крым - это средняя полоса России. А, значит, могут быть нюансы.
Курортный сбор введут так же в Краснодарском крае.
В Аннексированном Крыму сбор-2018 составит 50 рублей в сутки с рыла, исключая малолетних крымнашек. Это гроши, если не учитывать среднерускую зарплату:
Средний уровень заработной платы в регионах России, по данным Росстата, составляет всего 35 000 р. Это с учетом уборщиц и топ-менеджеров госкомпаний. А ни те, и ни другие, в Крымнаш не катаются. А в Крыму, по сплетням, полная жопа. Государство решило пополнить эту жопу.
Прощай, Крым! На следущем "рефередуме" крымчане "проголосуют" за рисоединение к черту рогатому: кровати в отелях заменят на сковородки, а море, на кипящее масло. И мечты быдла станут реальностью.